Провал «рыночной модели» и опыт Греции

Деметриос Аргириадес, Пан Сук Ким

Abstract


Практически три десятилетия большая доля человечества была заложником новаторской модели государственного управления, которая обещала освободить их от всепроникающей бюрократии, регулирования и «большого правительства». В частности, она обещала государственный аппарат, который «работает лучше и стоит дешевле». Достигнув своего апогея примерно в конце холодной войны, она также обещала процветание и мир … и все это при минимальном государственном аппарате. Спустя несколько лет мы увидели, как всем известный «дивиденд мира» растворяется в тандеме с процветанием, когда разразился мировой экономический кризис, который затронул Северную Америку, Европу, а также развивающиеся страны. С ростом конфликтов в Африке и Западной Азии развернулась новая гонка вооружений, при которой триллионы долларов вместо того, чтобы быть использованными на мирные достижения, перенаправляются на производство оружия и организацию операций в разных частях света. Несмотря на войны, мировое сообщество ООН смогло продолжить достижение Целей развития тысячелетия (ЦРТ), принятых в 2000 г., и принимать меры для решения проблем нищеты и недоедания в нескольких частях мира, но достижение ЦРТ было в основном обусловлено усилиями в двух странах – Индии и Китае, которые в действительности никогда не верили в рыночную модель государственного управления, что вряд ли является случайностью (Kim 2015). Неудивительно, что проблемы, которые модель не смогла решить, это те проблемы, которые имеют долгосрочную перспективу, что повышает к ним общий интерес. Как подчеркивалось в последней папской энциклике (Pope Francis 2015), изменение климата – это комплекс вопросов, которые правительства должны решать, действуя в унисон, в полной мере и добросовестно.
Примечательно, что модель получила своих приверженцев во всем мире, в странах больших и малых, развитых и развивающихся, а также среди представителей разных профессий. Она оказала влияние на политиков, экономистов и предпринимателей, а также администраторов – отсюда «новый государственный менеджмент» - и до недавнего времени рассматривалась в качестве пути будущего. Она завоевала своих адептов в основном за счет разбора понятий, которые со времен эпохи просвещения лежали в основе реформ, особенно те, которые формировали административное государство и профессию государственной службы. Размытие понятий профессионализма государственной службы и государственного управления как сферы систематических исследований открыло путь для непотизма, коррупции и неэффективного управления, снимая необходимость в барьерах, которые построила система меритократии с 1870-х годов. Модель также служила в качестве объяснения и обоснования недальновидного оппортунизма как «прагматичного» подхода к тому, чтобы справиться с непредвиденными обстоятельствами «в реальном мире». Греция является подходящим примером и расплачивается за безответственное отношение к институтам государственного управления. Но вряд ли Греция одинока в этом, критическая масса повышает ценность того, о чем говорится в этой статье. Эта статья ни о чем другом, как о необходимости восстановления профессионализма в государственном управлении как необходимого коэффициента знаний, высокого уровня навыков и нравственного облика на службе государству и обществу в целом.
В отличие от Нового государственного менеджмента, который свел все до компетентности, мы считаем, что из указанного выше все три компонента являются необходимыми, но, возможно, первоочередным из трех является нравственный облик. Не может быть никаких сомнений в том, что в эскалации взяточничества и коррупции, хищений, злоупотреблений и недобросовестного управления, с которой мир столкнулся в последние десятилетия, мы обязаны идее того, что «результаты стоят выше процесса», по сути дела, идее о том, что в государственном управлении важным является только действенность и результативность. С начала 21-го века эта тенденция набирает обороты в результате торговли людьми, незаконного оборота наркотиков и процветающей торговли оружием. Может быть, нам стоит назвать эту модель «рыночной моделью недобросовестного государственного управления»?

Refbacks

  • There are currently no refbacks.




ISSN: 2409-5532